Быть и ставаться вольным

Может, для людей, живущих в других странах, быть вольным не настолько существенно, как для нас, русских, и поэтому миграция для россиянина — одно из самых тяжелых испытаний. Так уж сложилось здесь, в России, что, говоря слово русский, подразумеваешь Родину, а говоря о Родине, подразумеваешь русского человека, то есть себя, и не важно, какой ты национальности, если живешь здесь… Безусловно, любовь не определима, но если речь идет о Родине, это дает возможность говорить о любви к ней, и я говорю:
--Да, я люблю свою Родину потому, что она дает право на детство и на старость, и это совсем не пустые слова, а так оно и есть. И даже сегодня, когда эти понятия подвергаются переосмыслению, моя Родина упорно отстаивает право детей на счастья и право пожилых людей на уважение к ним, а всё потому, что это – Россия, а в ней по-другому — никак. Моложавая старушка — это не о нас, а вот милая бабушка – это нашенское. Прыткий дедок — это тоже не наше, а вот дедушка-голубчик — снова наше. И понимать это крайне важно, потому как это — почти конституционное закрепление российской нравственной системы.
А еще я люблю свою Родину, потому что могу спокойно гулять по лесу, рвать цветы, ломать сухостой, жечь костер не только в отведенном для этого месте (главное, следить за огнем). Я могу купаться, где захочется, и входить в реку с любого берега. И необязательно лезть в частную зону, ибо в России места более чем достаточно.
Люблю Россию за бесконечные поля и степи, за кедровые и хвойные леса, сосновые боры и, конечно же, за её березняки. Люблю за необыкновенную глухомань, за косогоры, бурьяны и неожиданные родники с ручейками.

Раскину руки, упаду в траву —
Вот крест лежит и смотрит в небо,
И облака — на мне, я — в облачном пуху…

Достаточно отъехать на сотню километров от города, а то и меньше, если это касается села или деревеньки, выйти в поле — и становится ясно, что здесь вы точно вдвоем – ты и твоя Родина, а главное, что вас никто не видит и не слышит, а это значит, что можно спокойно признаваться друг другу в любви и целоваться! Удивлены? А я нет, потому что очень часто с нею, с моей Родиной, обнимался и целовался. Это самая терпеливая и смиренная женщина, которая только существует на свете, ибо она любит тебя еще до того, как ты о ней вспомнишь.
Разве этого не достаточно, чтобы встать перед такою на колени и просто поблагодарить её, свою Родину, свою страну и весь тот народ, который она вскармливает и защищает по-матерински. Родина-мать — это тоже по-русски! А всё потому, что так оно и есть на самом деле. И если вы начнете здесь делать что-то по-настоящему, скажем, петь или сочинять стихи, музыку, писать картины, то вы сразу это почувствуете. Для художника найдутся миллионы оттенков, для музыканта — тысячи нот, а для поэта — бесчисленное количество слов и образов, потому как Родина подарит ему ещё и великое умение молчать. Вы только вдумайтесь и представьте: русское — это не только балалайка или матрешка, а ещё и Чайковский с Васнецовым! Это не только гармошка и деревянная ложка, а еще и Есенин, Высоцкий, Рахманинов и Пастернак, это, в конце концов, Пушкин, причем не просто Пушкин, а еще и Александр Сергеевич. Я не буду приводить здесь цитаты, но если вы поинтересуетесь, что о гении Достоевского говорили на Западе и не абы кто, а величайшие мастера слова, такие, как Жан-Поль Сартр, Ницше, Герман Гессе, Томас Манн, Франц Кафка, Сомерсет Моэм, Стефан Цвейг, Хемингуэй, то вы поймете, на каком уровне мы находимся, на каком языке говорим и как умеем мыслить. Впрочем, не удержусь и процитирую Хемингуэя: «У Достоевского есть вещи, которым веришь и которым не веришь, но есть и такие правдивые, что, читая их, чувствуешь, как меняешься сам, — слабость и безумие, порок и святость, одержимость азарта становились реальностью, как становились реальностью пейзажи и дороги Тургенева и передвижение войск, театр военных действий, офицеры, солдаты и сражения у Толстого». Уверяю, у других отзывы того же уровня. Да-да, именно эти, воистину великие деятели культуры и перевели отношение к России со стороны Запада в достойную её сторону, а виновник – наш Федор Михайлович!
А еще я люблю свою Родину за великий и бесконечно могучий русский язык, который и делает из нас любящих людей. Никто в мире так не умеет любить и страдать, терпеть и прощать, понимать и доверять, как мы, русские люди. И это не в укор иным сказано, а просто потому, что это правда. Я поэт, и понимаю то, о чём говорю. Для писателя язык — это как воздух, свет и всё остальное, что ему необходимо для труда. Так вот, моя Родина меня этим обеспечивает каждую минуту моей жизни, но это еще не всё, ибо она обеспечивает любого, кто здесь родился, живет и умирает – обеспечивает нескончаемой любовью! А вот теперь –стоп!

Терентий Травник. Из книги "Родина "
(0 пользователям это нравится)