Дневниково-чердачная запись

Кругом было тихо… От свечек 
Тянуло топлёным медком. 
С притвора вошёл человечек, 
А дальше - всё больше бочком… 

Смутился, встал, перекрестился, 
И замер, как лист на воде, 
И долго, и слёзно молился, 
О непоправимой беде… 

Какая же все-таки малость 
Вершит проживания ход… 
Болезнь, одиночество, старость 
Меня навещают уж с год. 

Прописанная небылица: 
Буханка, горчица, рассол. 
В окно залетела синица 
И села на письменный стол. 

Ах, тепло-пшеничная птаха, 
С какой стороны принесут 
Мне весть, что заточена плаха, 
Что вызовут совесть на суд? 

А в тридцать шестом королевстве, 
Где нет ни буйков, ни границ , 
Всё так же, как в пройденном детстве, 
Зимой кормят салом синиц. 

Но я лишь горбушку с ржаного 
Могу для тебя сохранить. 
Хотя понимаю – пшеном бы, 
Тебя напослед угостить. 

Лети же, не буду перечить! 
Лети ж, что есть мочи, на свет, 
Как знать: может быть, человечек, 
Проснется и мой человечек — 
Впервые за тысячи лет… 

Терентiй Травнiкъ 
12 февраля 2019
(0 пользователям это нравится)
Другие стихи: « Дождь-со-снегом