Ни жертв, ни палачей здесь не осталось...

Ни жертв, ни палачей здесь не осталось –
Ушёл в небытие двадцатый век.
Век двадцать первый: тихо… Лишь усталость —
Необъяснимая нездешняя усталость
С тобой, новорождённый человек.

Ты что-то ищешь в старых документах,
Желая выяснить, найти и объяснить,
Понять природу прошлого момента,
Который не даёт спокойно жить.

Стал суетливым мир, и вместе с миром
Меняешься и ты: дела твои
Пытаются латать историй дыры,
Затягивая времени ремни.

Казалось бы, пустяк природы, малость:
Подумаешь, зимой не выпал снег! –
Пройдёт, забудется, но только вот усталость –
Какая-то нездешняя усталость
В тебе – с тобой, рожденный человек.

Нет очищения – нет белого, нет снега:
Без покаяния зима как не зима –
Без покаяния нет в мире человека,
Без человека – сходит мир с ума.

А если так — то, может быть, пора бы
Издать по чести, а не на показ,
Последний и единственный указ:
Чтоб не устраивать на площадях парады,
Но поступать по правде всякий раз…

И с фотографий смотрит век двадцатый.
О чем молчит к нам прошлый человек?
О том, что неизбежен час расплаты,
А потому и нужен просто снег...

Терентiй Травнiкъ
9 января 2020
(0 пользователям это нравится)
Другие стихи: « Нам здесь жить